Жизнь в США 8. Бездомные

Я работал уже неделю и получал неплохие для мойщика посуды деньги. Мне платили 8.5 долларов за час плюс чаевые, которые распределялись на всех работников кухни. В один из таких напряженных дней я получил около 100 долларов наличными в простеньком бумажном конверте с надписью «Kostya». Я много работал и неплохо зарабатывал. Время ещё было докризисное, и наш маленький прибрежный городок был просто переполнен туристами. Ведь «Outer banks» по праву считается одним из самых сбалансированных в плане цены-качества курортов. Сюда приезжают американцы со свей страны, но большинство все же из соседних штатов, всегда очень много приезжих из Нью-Йорка.

После очередной смены я поздно вернулся домой, и меня ожидало пренеприятное известие. Кто-то разбил тарелку от микроволновки стоимостью 40 долларов. Но дело было даже не в тарелке и не в цене. Никто не признался в содеянном, а разбитую тарелку просто оставили на полу. Джон был в бешенстве. Он и так недолюбливал нас, парней, и всегда говорил, что по жизни от парней намного больше проблем, чем от девушек. Тарелка, видимо, стала последней каплей. Он поставил ультиматум: все парни должны уйти через два дня. Мы с Никитой были просто в шоке. Только мы начали обживать особняк, радовались его отличному расположению, удобствам, а тут такое…

Мы стали умолять его, чтобы он разрешил нам остаться хотя бы на неделю, ведь найти жилье в самый разгар сезона — почти невыполнимая задача. Он согласился дать нам один дополнительный день, то есть нам оставалось всего три дня до выселения! О существовании сайта craigslist мы тогда ещё не знали и почему-то искали жилье на каком-то христианском сайте. Мы почти уже отчаялись, когда появился отличный вариант. Неподалёку сдавалась комната от хозяина, недорого. Мы решили съездить туда на разведку.

Домик был небольшой и довольно потрепанный, на узкой террасе медленно раскачивалась скрипучая подвесная скамейка, обвитая вьюном. Газон был ухоженный, но в целом, казалось, что дом был заброшен. Мы постучали в дверь. Никто не ответил. Услышав звук работающего двигателя, мы обошли дом и обнаружили хозяина. Он сидел на тракторе-газонокосилке, на вид ему было лет 45-48, взгляд у него был усталый и немного растерянный. Как только он нас увидел, он вдруг резко оживился и, соскочив с газонокосилки, пошёл нам навстречу. «Привет! Меня зовут Вуди! А вы, наверно, те парни, которые звонили мне насчёт комнаты. Пойдёмте, я покажу вам дом!».

Изнутри дом показался нам каким-то неуютным, холодным, в комнатах было чисто, но довольно тускло. Я заметил в гостиной старинное пианино. Мы поднялись на второй этаж, где и находилась наша комната. Ничего лишнего: двуспальная кровать, шкаф и пара тумбочек, ванна с туалетом. Мы решили сэкономить — снять у него одну комнату и жить в ней вдвоём. Мы поехали назад к Джону, забрали свои пожитки и отправились в дом Вуди, который был примерно в километре от особняка. В первую ночь на новом месте мы чувствовали себя не в своей тарелке. Было даже немного страшно. В доме царила очень странная давящая атмосфера. Прямо на ковролине возле нашей кровати мы обнаружили что-то похожее на пятно крови. Душ вызвал у меня отвращение — вода воняла! Запах был с гнильцой, как будто в колодце кто-то умер. Это было ужасно. Даже зубы почистить мы толком не могли. Когда мы уже лежали на кровати, казалось, что призраки сейчас так и полезут изо всех щелей. В общем, ночка выдалась беспокойная.

Никита с утра отправился на работу, а я остался в доме. Думая, что хозяин ушёл куда-то по своим делам, я спустился на первый этаж, открыл пианино и начал наигрывать мелодию из «The elder scrolls». У инструмента было очень красивое, глубокое звучание, я был так увлечён процессом, что не заметил Вуди, который уже минут десять молча стоял и слушал, прислонившись к дверному косяку. Когда я закончил, он захлопал в ладоши: «Здорово у тебя получается! Это старинное пианино досталось мне от прабабушки! А ещё что-нибудь можешь сыграть?» Я сыграл ему ещё несколько мелодий.

Играть было одно удовольствие, клавиши как будто нажимались сами собой. Несмотря на солидный возраст, пианино было почти не расстроено.

Вуди сказал, что скоро к нему должна приехать дочка. Они уже долгое время живут раздельно по решению суда, и он очень рад, что она пробудет у него целую неделю.
Я занялся своими делами, купил кое-что к завтраку и проведал Никиту в магазине флагов.
На следующий день приехала дочка Вуди. Она была типичным американским подростком лет тринадцати. Не расставаясь со своей карманной приставкой Nintendo, она постоянно пялилась на экран. До отца ей не было никакого дела. У нее была отдельная комната на первом этаже.

В тот вечер мы сидели и смотрели телек как раз рядом с её комнатой. Вуди попросил нас сделать потише, так как его дочка уже ложилась спать. Было около девяти вечера. Мы убавили громкость. Вдруг раздался телефонный звонок, Никита взял трубку. Он подыскивал дополнительный заработок и дал домашний номер Вуди потенциальным работодателям, которые почему то-решили позвонить именно в девять вечера. Вуди выскочил из своей комнаты и закричал, чтобы мы убирались из его дома. Он был в ярости. Не до конца понимая, что послужило поводом для его гнева, мы пытались извиниться и уладить конфликт. Но он ничего не хотел слушать: «Собирайте свои манатки и валите отсюда!»

Куда нам было идти в девять вечера? Мы просили разрешения остаться до утра, но он был неумолим и сам поднялся в нашу комнату, чтобы проконтролировать, как мы пакуем сумки и рюкзаки. Через полчаса дверь за нами захлопнулась, и мы оказались на дороге в кромешной тьме с навьюченными на велики вещами, не имея ни малейшего понятия, что нам теперь делать.

Добавить комментарий