Жизнь в США часть 7. Грязная работенка

Брэд оказался веселым малым лет сорока. Под два метра ростом, с козлиной бородкой, он больше напоминал какого-то сумасшедшего ученого или художника, чем шеф-повара. Насчёт художника я попал в самую точку, это его увлечение зимой превращалось в основное средство заработка, ведь ресторан, как и многие другие заведения, закрывался осенью после туристического сезона.

Постоянно откалывая шутки по поводу России и русских, Брэд показал мне ресторан изнутри. Это было уютное заведение, которое специализировалось на дорогих винах. Отдельное помещение для хранения вин впечатляло своими размерами и ценами — за бутылку тут можно было заплатить от 30 до 4000 долларов.

Местом моей работы была кухня. Она делилась на две части. В первой происходило непосредственно приготовление блюд, у плиты трудились шеф-повар и его помощник, кто-то иногда помогал делать салаты.
Во второй части находилась мойка с грязной посудой и стальной стол — этакое пристанище посудомойщика. Это и было моё рабочее место. Не ожидал я такого поворота событий… Чтобы я, житель культурной столицы, мыл посуду на весь ресторан! Не дождетесь!

Но посуды накопилось уже много, и Брэд, чтобы не терять времени даром, начал обучать меня работе. Он стал собственноручно драить жирные сковородки и, весело подмигивая, рассказывал, как работает посудомоечная машина, и куда после завершения цикла я должен закладывать посуду для сушки. В мои обязанности также была включена полировка бокалов. Это был винный ресторан, и стекла тут были целые горы!

После пятнадцатиминутного инструктажа Брэд побежал обратно к плите — готовиться к сегодняшнему вечеру. Ожидалось порядка шестидесяти гостей. Оставшись наедине с грязной посудой, я брезгливо взял одну из тарелок с прилипшим засохшим пюре…
В мойке был специальный душ с рычагом, при нажатии которого подавалась обжигающая вода. Регулировать ее температуру было невозможно, и мне пришлось, превозмогая боль в моих, не привыкших к такой грязной работе руках, мыть тарелки, сковородки, ножи, вилки и другую кухонную утварь.

Как потом выяснилось, это были всего лишь остатки после вчерашнего вечера. Все самое веселое ожидало меня впереди. Заведение славилось своими дорогими обедами с большим количеством блюд, а значит и посуды! Гости начали есть, а я стал носиться как угорелый взад-вперёд, не успевая за потоком тарелок, мисок и приборов. У меня не было ни минуты отдыха. Постоянно наклоняясь, я забрасывал тонны посуды в пасть посудомоечной машины. Пол покрылся тонким слоем воды, на котором ноги скользили как на катке, руки превратились в красное распаренное месиво, поясницу ломило.

К тому же мне приходилось контролировать огромный поток стаканов и бокалов, которые я должен был периодически закидывать в посудомойку, а потом еще находить время для их сушки и полировки. На первых порах нежное стекло просто лопалось в моих неумелых пальцах. Каждый бокал стоил от пяти до пятнадцати долларов, но денег с меня никто не брал, только просили быть повнимательнее. Весь потный, мокрый, с пульсирующими ладонями я продолжал усердно трудиться.

Вдруг Брэд забежал на мою половину кухни и спросил, что бы я хотел на обед. Не раздумывая, я выпалил: «Хочу стейк!» «Ладно, нет проблем, парень,» — шеф-повар умчался восвояси. Буквально через десять минут с торжественным видом он принёс мне тарелку с огромным куском мяса, на гарнир было картофельное пюре и зелёная фасоль, обжаренная в масле и приправленная специями. «Бросай все и давай обедать! Посуда никуда не убежит!»

Скажу я вам ребята, это был самый вкусный стейк в моей жизни! Я съел блюдо за 45 долларов, которое подавалось в тот вечер гостям. Просто объедение!

Брэд: художник, повар, серфер, и просто мастер на все руки

Посуда заканчивалась, но это было еще не все! Надо было выдраить всю кухню, выбросить тонны накопившегося за день мусора и отходов, вымыть пол, да еще дополировать горы бокалов и приборов.
Закончили мы где-то около полуночи. Вот так работёнка! Брэд предложил подвезти меня вместе с моим великом. Мы забросили велик в кузов его старого пикапа и поехали в полной темноте.

Почти всю дорогу мы молчали — очень устали, это был довольно напряженный день для такого небольшого ресторанчика. Брэд довёз меня прямо до дома, за что я был ему очень благодарен, так как ещё точно не знал, как мне добираться в темноте самостоятельно. Я хотел поскорее снять холодную мокрую одежду и принять тёплый душ. Тело ломило от усталости. В ту ночь я спал без сновидений.

Добавить комментарий